Кавказские тропы

И. С. Проханов

Иван Проханов родился в 1869 году во Владикавказе. Родители Проханова были молоканами, жили в Саратовской губернии. В 1862 году отец, Степан Антонович Проханов, вместе с женой переехал во Владикавказ, спасаясь от религиозных преследований. Впоследствии, когда у Прохановых появились сыновья, бабушка рассказывала им о том, как их преследовали за молоканскую веру, как арестовывали и сажали в тюрьму.

Степан Антонович, уже будучи во Владикавказе, быстро добился хорошего положения, приобрел мельницу, пекарню, большой участок земли, а позже стал членом городского совета. Вместе с другими молоканами он присоединился к баптистам, а позднее стал пресвитером местной церкви во Владикавказе.

Во Владикавказе родился, уверовал, а затем принял крещение его сын Иван Проханов. Еще в юности он реализовал задуманное им тайное издание журнала «Беседа». В 1889г. вышел первый номер этого журнала. Печатался он на гектографе. Благодаря высокому достатку семьи, Проханов окончил реальное училище, а 1888 году смог продолжить образование в Технологическом институте в Петербурге. Там он вскоре стал одним из лидеров евангельского движения.

В 1901 г. он женился. После женитьбы Проханов получил место в компании «Вестингхауз» и переехал в Петербург. Потом он много времени посвятил созданию, руководству и расширению Союза общин евангельских христиан. Особое внимание он уделял издательскому делу. С его помощью были изданы сборники духовных песен, христианских стихотворений и периодических изданий — христианские газеты и журналы.

Кавказ – это одно из мест, где нередко проживали классики русской литературы. Писатель Бунин оставил в своем дневнике такую запись: «Кавказ чем-­то таинственно манит к себе, дарует взамен свои вдохновенья». Судя по произведениям русских классиков: Пушкина, Лермонтова,  Толстого, Есенина, – Бунин, похоже, был прав.

Еще в школьные годы, когда я только познакомился с произведениями этих классиков, для меня стоял вопрос: почему они, Пушкин, Лермонтов, Толстой, будучи на Кавказе, написали свои произведения под одним и тем же названием: «Кавказский пленник»? Может, потому что Пушкин и Лермонтов были сосланными туда, а Толстой, как он позже написал: «…недовольство собой, желание переменить жизнь, сменить пустую болтовню светских гостиных в усадьбе Ясной поляне привели его к внезапному решению ехать на Кавказ».

Кавказ в творчестве русских классиков занимает особое место, о котором они с восторгом отзывались. Пушкин в письме к Горчакову признавался: «На Кавказе я написал прозу. В ней есть стихи моего сердца». Лермонтов признает Кавказ своей поэтической родиной. «Синие горы Кавказа… меня к небу приучили, и я с той поры все мечтаю… о небе». Его стихотворение «Молитва» стала образцом христианской лирики. На его слова Глинка сочинил музыку, и эту песню (В минуту жизни трудную) мы знаем и поем.

Пушкин в ссылке встретился с разжалованными декабристами; на Кавказ в то время были сосланы около 40 человек, со многими из них он был знаком. Особое значение и для Лермонтова также были встречи с кавказской интеллигенцией и сосланными на Кавказ декабристами. Для Толстого Кавказ стал поворотным пунктом, где он сделал выбор – он стал писателем. В своих воспоминаниях он писал: «…помните, добрая тетенька, что когда­-то вы посоветовали мне писать романы; так вот, я послушался вашего совета – мои занятия, о которых я вам говорю, – литературные».

Жили в этих местах и «христианские классики» – Павлов, Иванов-Клышников, Каргель, Мазаев, Проханов и многие другие.

История оставила нам и имена тех, кто были сосланы на Кавказ (в Герусы, Джебраил) в царское время за проповедь Евангелия. Таковых было немало. Кавказ – одно из первых мест на Руси, откуда впервые забрезжил свет Евангелия. Об этих и других исторических местах и событиях, которые имели место во Владикавказе, Герусах, хочу поделиться с читателем.

Во Владикавказе мне приходилось быть много раз, и всегда он открывал для меня что-то новое. Город всегда шумный, суетливый. Воды быстрого Терека протекают посередине и как бы разделяют город на две части. Здесь и сегодня еще стоит кирпичное здание, построенное христианами первой церкви баптистов Владикавказа. В этом здании прошел второй съезд баптистов в 1885г, так как на Украине и в России в то время православие преследовало баптистов. Здесь также проходил первый свободный съезд баптистов в 1917г. После «свободы», которые принесли красные вместе с революцией, этот кирпичный дом отобрали у христиан, но после перестройки (1990 г.) его вернули. Теперь в нем снова проводятся богослужения. Во Владикавказе сохранилось еще здание, училище, где учился Проханов. Из поколения в поколение верующие показывают место на берегу реки Терек, где более 100 лет назад принимал крещение Иван Степанович Проханов.

Когда впервые проездом через Владикавказ ехал в Герусы (1986г.), в городе еще жил Бобков, один из старых братьев, служитель, член Правления Северо-­Кавказского Союза Баптистов. Во время сталинских репрессий он отсидел десять лет в тюрьме. Когда мы посетили его, он был единственным оставшимся в живых делегатом последнего съезда (1926 г) прошлого поколения баптистского братства. Съезд тот был последний – после него не проводились съезды 40 лет подряд. Только потом, в 1966 г., по ходатайству служителей СЦ ЕХБ, власти пошли на уступки и разрешили провести съезд.

Бобков много рассказывал о поставленных задачах последнего съезда (1926 г.), об Одинцове, председателе Союза ЕХБ. Но годы брали свое, ему тогда было 88 лет, и чувствовалось, что скоро отойдет и этот последний воин того поколения. Через год он отошел в вечность. 

В советское время во Владикавказе было три баптистских церкви: две русских и осетинская – самая большая. Я побывал во всех этих общинах, всегда проезжая на юг к месту евангельскому пробуждению баптизма на Руси, – Тифлису (Тбилиси), где крестился первый баптист на Руси — Никита Воронин, потом ехал в Герусы, – к месту ссылки христиан баптистов и штундистов, преследуемых царским правительством.

Один раз, после посещения Герусов, на обратном пути наша группа посетила вечернее собрание в центральной церкови ЕХБ во Владикавказе. Там мы рассказали о Герусах, о местности и условиях, в которых ссыльные находились там, и о трудностях, которые мы имели на пути туда. После общения один брат сказал: «Между прочим, на нашем старом кладбище похоронен один брат, который был сослан в Герусы, куда вы ездили». Это для меня была новостью, но мы должны были узжать.

Спустя почти год мы снова отправились в очередную поездку в Закавказье. По пути заехали в Георгиевск (Пятигорск) для консультации к нашему историку Савинскому. Он также подтвердил информацию о ссыльном Проханове. «В 1894 г., когда прокатилась волна гонения, Степан Антонович вместе с другими баптистами был выслан в Закавказье (Гирюсы) по обвинению в распространении Евангелия. Иван Степанович в то время жил и трудился в христианской коммуне «Вертоград» в Крыму. В 1899 г. Иван Степанович с разрешения властей посетил отца и других ссыльных с материальной помощи — в армянской деревне Гирюсы». В то время Сергей Никитович заканчивал описание истории ЕХБ в СССР (в первом варианте).

Погостили у него и отправились на юг. Решили начать с конца, то есть сначала поехать в Тифлис, потом в Герусы, и на обратном пути – во Владикавказ.

Прибыли в Тифлис в субботу. В баптистской церкви проходило совещание служителей Закавказья. Они приняли нас, узнав о наших планах посетить Герусы. Братья посоветовали нам туда не ехать, так как в то время в Нагорном Карабахе шли военные действия, а Герусы находятся в центре Карабаха. Послушались мы их совета и решили не рисковать.

Побыли в воскресение на общении. Потом вместе с Аскольдом Сергеевичем Белоусовым, посетили Мятехскую церковь. Там он рассказал, что в 1887г в подвальном помещении этой церкви сидели наши братья: Павлов и Воронин, перед отправкой в ссылки. Он показал место крещения на реке Куре, где в 1867г. Кальвейт крестил  Воронина. Потом мы вернулись во Владикавказ.

Приехали в Орджоникидзе (так назывался Владикавказ в Советский период) в пятницу. В церкви готовились к празднику жатвы. Вечером на собрании попросил Луночкина, (руководителя молодежи), – организовать в субботу молодежь, чтобы помочь нам в поисках могилы Проханова, в прошлом ссыльного в Герусах. Наутро, в субботу, молодежь собралась на старинном кладбище. Посреди кладбища возвышалась старинная Ильинская церковь (церковь пророка Илии). Среди молодежи была одна пожилая сестра из осетинской церкви баптистов, которая знала о могиле Проханова. Она рассказала, что лет двадцать назад она была участницей поиска этой же могилы вместе с Юрием Грачевым: «Мы долго искали, потом нашли не могилу, а склеп захоронения семьи Проханова. В склепе мы нашли и памятник, который когда­ то находился вверху. Юрий Сергеевич не стал поднимать его наверх по причине того, что нас было мало, да и время было такое... В то время фамилия Грачева раздражала недругов Евангелия.

Юрий Сергеевич только почистил памятник, потом сфотографировал его. Он побыл в нашей церкви еще день, много рассказывал нашей молодежи, о своих тюремных годах, о том, как его приговорили к расстрелу, потом приговор был заменен двадцатипятилетним сроком, а после смерти Сталина его реабилитировали».

Мы, слушая ее, понимали, почему Грачеву дороги были даже могилы страдальцев за веру, – сам он прошел 18-­летний срок за веру в различных лагерях СССР.

Кладбище было запущенное и заросшее, трудно было определить – это могилы или просто холмики. Мы долго искали, но потом нашли вход в склеп. Он был засыпан землей, и мы стали раскапывать, опускаясь все ниже и ниже. На дне нашли и памятник, о котором рассказывала сестра. Он состоял из двух частей: две большие каменные глыбы – постамент и верхняя часть. С большим трудом подняли их наверх. Сначала очистили его, затем отреставрировали и подкрасили. Он стал золотистого цвета. Надпись на памятнике гласила, что здесь похоронена дочь,  Дарья Степановна Проханова, остальные надписи были стерты. Из истории знаем, что здесь похоронена и жена Ивана Проханова.

По окончании работы подъехал пресвитер церкви Самошкин. Там мы совершили небольшое служение, вспомнив тернистый путь христиан-­страдальцев, которые отстояли истину Христову чрез страдания, ссылки, гонения за веру Евангельскую.

Для читателя может возникнуть вопрос: как Степан Антонович Проханов, страдалец, мог иметь не просто отведенное похоронное место на кладбище, а целый склеп? В начале уже было упомянуто, что Проханов был состоятельным, имел мельницу и пекарню, был членом городской Думы. Тогда, возможно, он и приобрел место для захоронения семьи. А когда уверовал, наряду с другими баптистами был сослан в Герусы. Там он перенес страдания со многими христианами царского периода. По окончании ссылки Степан Антонович вернулся во Владикавказ, продолжая служение в церкви баптистов. Он умер в 1910 году.

Григорий Бабэрэ, студия «История христианства на Руси»

МАТЕРИАЛЫ НАШЕГО АРХИВА

Наш архив содержит газеты за многие годы. Статьи, рассказы, поэмы, стихотворения - все это можно найти на страницах наших старых газет. Ниже вы можете найти ссылки на некоторые из статей с указанием, в каком из выпусков эта статья была опубликована.

Некоторые статьи из архива...

Адрес редакции

P.O.Box 866
West Sacramento, CA 95605

Телефон: (916) 457-2626
Факс: (916) 375-2626
Emaill: ourdays@sbcglobal.net
 

 

Поддержите наше служение

Вы можете поддержать наше служение, пожертвовав то, что положит вам Бог на сердце, выслав чек на адрес редакции (см. раздел Контакты) или сделав онлайновое пожертвование.